Барселону вписывают в глобальный джихад // Теракт в Испании спровоцировал новые дискуссии о миграционной политике ЕС

Элитная посуда Англия Германия




Подробно

Теракт на бульваре Лас-Рамблас в центре Барселоны был не акцией одиночки, а частью плана масштабной атаки на самый популярный среди туристов испанский город. К такой версии склоняется следствие, которое считает звеньями одной цепи теракт в Барселоне и инциденты в двух других каталонских городах — Камбрильсе и Альканаре. Меры безопасности в Испании сейчас существенно усилены, но эксперты и политики правого толка отмечают, что для предотвращения подобных атак необходимо в корне изменить миграционную политику ЕС — «закрыть границы, а всех потенциально опасных исламистов немедленно выдворить». Однако к столь радикальным мерам лидеры ключевых европейских стран по-прежнему не готовы.«Я не боюсь»Центром поминальных мероприятий в пятницу стала барселонская площадь Каталонии. В полдень там собралось около 30 тыс. испанцев и выражающих с ними солидарность иностранцев (в терактах погибли и пострадали представители 34 государств). Еще 70 тыс. человек находились на соседних с площадью улицах. В числе прочих там были и представители мусульманской общины Каталонии — они держали в руках плакаты «Любовь — всем. Ненависть — никому». Многие скандировали — причем на каталанском языке — фразу «Я не боюсь».
Участие в церемонии приняли король Испании Филипп VI, лидеры партий страны, премьер Мариано Рахой и глава регионального правительства Карлес Пучдемон. Двух последних вместе приходится видеть нечасто: господин Пучдемон — главный сторонник отделения Каталонии от остальной Испании, что вызывает крайнее негодование и неприятие в Мадриде.
Корреспондент «Ъ FM» в Барселоне — о минуте молчанияВ пятницу региональный лидер дал понять: несмотря на многочисленные слова поддержки со стороны центрального правительства и заявления о единстве нации (Мариано Рахой в пятницу, например, использовал на своей странице в Twitter хештег «Мы все Каталония»), происшедшее никак не скажется на планах обретения независимости. Попытки смешать этот вопрос с темой терактов Карлес Пучдемон назвал «жалкими». Ожидается, что референдум об отделении пройдет в Каталонии 1 октября. Властями Испании он, однако, признан не будет.
В других странах, впрочем, никакого внимания на разногласия между Мадридом и Барселоной — ушедшие на второй план, но отнюдь не исчезнувшие — в пятницу не обращали. Весь день к испанским посольствам в разных городах несли цветы и свечи.
«Эта война надолго. И с этим нужно смириться, чего бы это ни стоило» Москва не стала исключением. Флаги Испании и Евросоюза над зданием посольства в центре российской столицы в пятницу были приспущены. Многие из пришедших выразить солидарность расписывались в книге соболезнований. Люди писали: «У террора нет оправданий», «Террористам нас не запугать» и «Россия скорбит вместе с Испанией». Посол Испании в Москве Игнасио Ибаньес после минуты молчания перед зданием диппредставительства заявил, что «терроризм является глобальной угрозой и бороться с ним нужно глобальными средствами». «Мы надеемся, что продолжим успешный опыт борьбы с терроризмом и в этом нам помогут другие страны, в том числе Россия»,— сказал он. И поблагодарил всех, кто выразил солидарность с Испанией, «в том числе российский народ».
Длительная подготовкаТем временем в испанских правоохранительных органах в пятницу рассказали, что страна подверглась атаке не одиночки, а целой террористической ячейки. По разным данным, речь идет о 8–12 исламистах, планировавших целую серию громких атак.
Первой из них стал наезд на пешеходов на каталонском бульваре Лас-Рамблас (см. “Ъ” от 18 августа), в результате которого погибли 13 человек и около 130 пострадали. Главным подозреваемым в совершении теракта испанские СМИ в пятницу называли 17-летнего Мусу Укабира, имеющего марокканские корни. Еще два года назад он писал в соцсетях о желании «убивать неверных», а на вопрос о том, где никогда не хотел бы жить, отвечал: «В Ватикане». После совершения теракта ему удалось скрыться.
При этом в ночь на пятницу, после того как ситуация в центре Барселоны более или менее стабилизировалась, тревожные новости начали поступать из города Камбрильс в 120 км от каталонской столицы. Там автофургон также въехал в толпу пешеходов, в результате чего были ранены шесть человек (один из них в пятницу скончался в больнице). Полиции удалось ликвидировать пятерых человек, находившихся в фургоне (по данным СМИ, в их числе был и Муса Укабир). На некоторых из них были надеты муляжи поясов смертников.
Теракту в Барселоне ищут связиКроме того, в полиции сообщили, что связывают с событиями в Барселоне и Камбрильсе недавние взрывы в городке Альканар (каталонская провинция Таррагона). Вечером в среду и на следующий день там прогремели два взрыва, в результате чего погиб один человек и более десяти пострадали. Изначально говорилось о взрыве газа. Однако теперь следствие рассматривает версию, по которой взорвались бомбы, изготавливаемые террористами. По словам главы полиции Каталонии Хосепа Луиса Траперо, террористы могли «в течение длительного времени» готовить в Альканаре нападение на испанцев и гостей страны.
По данным испанских СМИ, в связи с расследованием терактов задержаны четыре человека. Еще четверо (включая Мусу Укабира) объявлены в розыск. Самому старшему из подозреваемых — 24 года.
«Наивная культура открытости»Помимо поисков организаторов атак власти Испании в пятницу принимали меры по предотвращению новых возможных терактов. В Мадриде на совещании представителей силовых ведомств было принято решение оставить в силе четвертый уровень террористической угрозы из пяти возможных. При этом было решено усилить патрулирование в местах скопления людей. А, например, в Мадриде перед основными пешеходными зонами были установлены ограждения от автомобилей. Нечто подобное было реализовано в испанской столице после теракта на рождественском базаре в Берлине 19 декабря 2016 года. Но затем ограждения были убраны.
Корреспондент «Ъ FM» в Барселоне — о последствиях атакиКомментируя события в Каталонии, мэр французского города Ницца Кристиан Эстрози в пятницу рассказал о своей инициативе по созыву в сентябре встречи мэров больших и средних европейских городов — для обмена опытом и лоббирования идеи создания общеевропейского фонда, деньги из которого пойдут на оборудование публичных пространств средствами защиты от террористов. Напомним, что именно с Ниццы началась серия атак с использованием фургонов и грузовиков: 14 июля 2016 года выходец из Туниса Мохамед Лауэж-Булель въехал в толпу прохожих, в результате чего погибли 86 человек и еще 308 получили ранения.
Впрочем, любые превентивные меры не обеспечивают полную защиту от терактов. «Атаки такого рода очень сложно предотвратить, а их организаторов — выявить. Ведь задача не состоит в том, чтобы защитить правительственные здания или, например, телевизионную башню. Тут нужно поставить полицейского или агента спецслужб по всему периметру наиболее людных мест во всех больших городах Европы»,— заявил “Ъ” сооснователь и вице-президент Международного центра мира в Толедо (Испания), эксперт клуба «Валдай» Шломо Бен-Ами. Говоря же о причинах происшедшего, он отметил: «Испанцы слишком великодушно отнеслись к вопросам миграционной политики, в частности, к молодым людям, которые приезжают из Северной Африки. Возможно, Испания — единственная страна Западной Европы, в политическом спектре которой не найти партию правого толка с радикальными ксенофобскими взглядами».
Как европейские столицы обеспечивают безопасностьСреди действующих политиков о неэффективности европейской миграционной политики в пятницу говорили представители Венгрии и Польши. «Для всех очевидно, что между незаконной миграцией и терроризмом существует взаимосвязь»,— сказал венгерскому агентству MTI глава МИДа страны Петер Сийярто. По его словам, «Европа должна защитить себя, гарантировать безопасность европейцев, а для этого нужно укрепить границы шенгенской зоны».
В свою очередь, заместитель министра обороны Польши Михал Дворчик отметил: «Происходящее доказывает, что Европа стоит перед драматическим выбором: либо ждать конца в раздумьях, либо начать принимать реальные решения, а не говорить об эмпатии и сострадании». А глава польского МВД Мариуш Блащак добавил: «Мы делаем все, чтобы Польша была в безопасности, и не соглашаемся на прием беженцев».
Как «Исламское государство» атаковало БарселонуНаиболее жестко же выступила кандидат в канцлеры ФРГ от правой популистской партии «Альтернатива для Германии» Алис Вайдель, отметившая: «Наивная культура открытости (по отношению к беженцам.— “Ъ”) угрожает нашей безопасности, убивает людей и ставит под угрозу наше мирное существование. Мы должны наконец закрыть границы, а всех потенциально опасных исламистов немедленно выдворить, иначе случившееся в Барселоне повторится».
Канцлер ФРГ Ангела Меркель и ее главный конкурент на сентябрьских парламентских выборах, лидер Социал-демократической партии Мартин Шульц, на события в Каталонии в пятницу отреагировали — но не так, как хотелось сторонникам правых сил. Они выразили солидарность с испанским народом и сошлись в необходимости «послать сигнал о единстве». Проявился он в договоренности двух политиков об отказе от музыки на ближайших предвыборных мероприятиях.
Павел Тарасенко, Елена Черненко

Главные новости от «Ъ» вы можете получать в 
Twitter

Газета «Коммерсантъ» №152 от 19.08.2017, стр. 1

все спецпроекты
все темы

обсуждение